Одиночество

Лопе де Вега


Одиночеством к людям гонимый
Прихожу к одиночеству снова,
Ибо, кроме моих размышлений,
Не встречал я друга иного.

Что мне хрупкая оболочка?
Где живу я и умираю.
От себя я так отдалился,
Что вот-вот себя потеряю.

Мне с собою не сладко, не горько,
Но одно я постиг несомненно:
Человек - воплощение духа -
Как в тюрьме, в своем теле бренном.

Мне понятно многое в мире,
Одного не пойму до гроба,
Как безмозглый, спесивый невежда
Терпит собственную особу.

Но себя я не чту премудрым,
Ибо чту я себя несчастливым,
А когда и где неудачник
Обладал умом прозорливым?

Этот мир, должно быть, стеклянный,
Он надтреснут и в час урочный
На осколки он разлетится,
Потому что стекло не прочно.

Но порой говорит рассудок,
Что и мы уцелеем едва ли:
Картой меньше - и мы в накладе,
Картой больше - опять проиграли.

Говорят, что правда на небо
Вознеслась из нашей юдоли,
Постарались люди на совесть,
Чтоб она не вернулась боле.

И теперь добродетель и мудрость,
Как слепцы, в бесприютном скитанье
Ковыляют, держась друг за друга,
Со слезами прося подаянья.

Слышу колокол похоронный,
Но не вздрогну, мыслью объятый,
Что крестов на погосте столько,
Сколько было людей когда-то.

Вижу мраморные надгробья,
Возвещающие в печали не о том,
Чем покойники были, а о том,
Чем они не бывали.

Правы авторы эпитафий,
Только здесь убогий и сирый,
Наконец торжество обретает
Над князьями этого мира.

Говорят, недостойна зависть,
Грешен я, она мне знакома,
Зависть к тем, кому дела нету,
Что творится за стенами дома.

С этой завистью я неразлучен,
Никому не промолвив ни слова,
Одиночеством к людям гонимый,
Прихожу к одиночеству снова.