Бог велел

Губанов Л.


ЭКСПРОМТ НА ПОДНОЖКЕ СОБСТВЕННОГО СПОКОЙСТВИЯ

Бог велел - был Верлен.
Бог болел - был Бодлер.
Бах настал - бух любой.
Я в кострах, как Рембо.

Я с тобой день и ночь.
Я с тобой ночь и день -
как синяк, как ретушь, -
получилась тень.

Прочь, прочь, прочь!
Выматывайтесь, да бодрей!
Сперва потресканный Бодлер,
В губной помаде и с колен
встает напудренный Верлен.
Пошатываясь, как прибой,
обиженно уйдет Рембо.

Все выпил, выпер и орган,
исчез, как сахар, Иоганн -
его, наверно, все простят -
иди по стенке, Себастьян!
Нет Верлена, нет Бодлера, - вздох, -
нет Рембо и нету даже Баха.
Только есть
Бог
Бог
Бог.
И моя белая рубаха!